Сказка — расстановка «про дочку и мамино копьё»

Жила была вилка от розетки. Жила, никого не трогала. Прекрасно себя ощущала. Но тут приходит к ней отвёртка и говорит: «привет, вилка от розетки! Я твоя мама! Ты мне должна помогать!»

Опешила вилка, контакты свои в пол опустила и задумалась. С одной стороны, с мамой, конечно, не поспоришь, мама – это дело святое. Но с другой стороны, мама – это что-то тёплое, заботливое и мягкое. А отвёртка совсем не похожа на мягкое и тёплое, она металлическая, холодная и тыкается постоянно своим острым краем.

Попробовала вилка от розетки занять место дочери отвёртки. Но остриё отвёртки упёрлось вилке прямо в спину. Спина заныла. Отошла вилка и стала искать другие места для дислокации. Покружилась, покружилась и встала спиной к спине отвёртки.

Отвёртка говорит: «Это что ж это? Я теперь стою лицом к роду? И остриём к роду тоже стою? А к тебе, к детям и к внукам спиной?» Потом подумала и говорит: «Хотя… когда мои дети у меня за спиной, мне легче и спокойнее. Я своим детям доверяю, а своим родителям нет. Буду-ка я своих родителей держать на мушке остриём, а дети мои будут у меня за спиной, обеспечивать мне спокойствие.» И облокотилась она на свою дочку, вилку от розетки.

Опять вилке стало не по себе. С одной стороны, конечно, мама – это наша стая, это «свои». Но с другой стороны, вилке самой нужна опора рода и мама в качестве поддержки, а не в качестве дитяти неразумного. Опять стали кружиться они и искать более удобное положение.

В какой-то момент вилка от розетки даже хотела уйти подальше от мамы. Но поняла, что невозможно уйти, пока не решён этот вопрос. Мама стоит и держит на мушке всех – и предков, и потомков. Вооружилась своим копьём и во все стороны тычит.  И пока она не опускает своё копьё, у вилки тоже растёт остриё. Только не одно, а уже целых два. Это две палочки, которые нужно протянуть как ручки своему мужу. Но пока мама не опустила копьё, дочка вынуждена тоже держать всех на мушке, причём двумя копьями сразу.

Опустилась вилка на колени, и стала просить: «мама, прости меня за то, что я не умею помочь тебе оставить копьё и принять в сердце своём любовь и к роду своему прошлому, и к роду будущему. Прости меня, мама, что я не могу быть тебе родителями, и не могу о тебе так позаботиться, как не позаботились когда-то о тебе твои родители. Прости меня, мама, что я не могу быть тебе мужем, который не оказал тебе поддержку, которую ты от него ждала. Прости меня, мама. Я просто дочка. Я пришла сделать тебя мамой, а не дочкой, и не женой. Я просто дочка. Мне страшно и больно, когда ты направляешь своё копьё на меня. Мне тяжело и грустно, когда ты направляешь своё копьё на своих предков. Ради меня, постарайся впустить в своё сердце любовь и опустить копьё. Ты большая, а я маленькая! Ты сильная, и сердце твоё широко и бескрайне! Я люблю тебя!»

И оглянулась отвёртка на дочку, и что-то изменилось в её взгляде.  И оказалось, что отвёртка та – разборная!!!! Она раскрутилась и сняла отвёртку. И положила её рядом. Встала она спиной к предкам, и лицом к потомкам. И вилка от розетки тоже повернулась спиной к маме и предкам, и лицом вперёд – к потомкам. И почувствовала она успокоение и мир. Ощутила она взрослую поддержку за своей спиной, и перестала она чувствовать остриё мамино за своей спиной. Расслабилась она и запела! Запела и затанцевала  и мама. И пошёл поток любви и достатка по прямым и открытым дорогам рода. И все проблемы решились сами собой.

Comments are closed.