Сказка про Белый Корабль

Фев - 26 2015 | By

22 февраля 2015 22:36

Сказка про Белый Корабль

 

Шёл восемь тысяч шестьсот тридцать седьмой год.

Доктор Игл сидел у окна и смотрел на улицу. Дело принимало очень опасный оборот.

Каждые пять минут он получал сообщения из Управления о том, что эмоциональный фон пространства меняется с катастрофической скоростью. Доктор Игл – это главный учёный планеты З. Когда-то давно она называлась Земля, но в связи с переменами и упрощениями, её переименовали в З. Некоторые малограмотные инопланетяне даже путали её с планетой №3, которая находилась вообще в соседней галактике. Но властям планеты З это было даже на руку. Потому что нынешняя политика диктовала свои условия. И основное политическое межгалактическое условие – не высовываться. Чем меньше тебя знают, тем крепче ты спишь.

Очередная цивилизация планеты З была довольно скрытной, не афишировала своих достижений, и старалась не «бросаться» в глаза галактической общественности. Поговаривали, что эта цивилизация была потомками древних млекопитающих по названию «Пан-Терра». И что именно поэтому, название планеты изменили на З. Потому что сами «люди» этой планеты между собой называют её «Терра», но всё-таки никогда не понятно, где кончаются слухи и начинается правда.

В целом, жителей планеты З называли людьми, как и много тысяч лет назад.

Выглядели они все очень грациозными и стройными. Некоторые имели метку «Мудрости» — чёрный длинный хвост. Этим счастливчикам позволялось многое, они входили в элиту общества, и, говорят, могли такое, что другим просто не снилось. Но подробнее, что же такое они могли, всё- таки никто не знал.

Основная черта жителей З была бесшумность и способность проворачивать самые серьёзные дела чужими руками.

Доктор Игл был из семьи очень древнего рода. Говорят, что более «коренного» жителя этой планеты просто не существовало. Однако, несмотря на это, доктор Игл не любил рассказывать о «старых временах». Все его лозунги были направлены на современность. Он любил повторять, что прошлое ушло, и многие события прошлого были просто ступеньками к будущему. И что пора уже подняться на тот уровень, где можно сжечь все мосты.

Более того, Доктор Игл, один из первых отрубил себе хвост, объявив, что эволюция всё равно приведёт всех к жизни без хвоста. Чем он потешил самолюбие всех, у кого не было хвоста от рождения. Однако, как это повлияло на отношение к нему со стороны хвостатой элиты, мы можем только догадываться. Впрочем, это не помешало ему по-прежнему занимать место первого учёного планеты З, а первый учёный здесь означало и «первый глава».

Никто не подозревал, что всё это было неспроста.

Доктору Игл было уже на самом деле больше трёх тысяч лет, и он знал гораздо больше, чем вообще могли себе представить все жители планеты З, вместе взятые. Но никому не приходило в голову, что за его «странностями» стоит нечто очень важное и опасное. Опасное для всего «людства».

Уже три тысячи лет Доктор Игл делал всё, чтобы влияние прошлого никак не проявлялось на его родной планете. Он уже давно забыл своих предков, хотя и кичился своим происхождением. Он бежал от всех старых привычек и механизмов, добиваясь во всех сферах промышленности и социума только сверхсовременных достижений, уже всё было другим, чем даже сто лет назад, и каждый год менялось всё, начиная от языка и заканчивая методами добывания лавы. Никто из людей планеты З уже не мог себе представить жизни даже десять лет назад. Вечная гонка вперёд, за самым современным миром, была его страстью.

Но жизнь — это вечная тётка, которая была не просто его ровесницей, она была много старше его. И только она знала все его тайные кнопки и умело нажимала на них. Он уже давно понял, что Жизнь не даст ему спокойного современного мира. И всячески пытался убить Жизнь, переиграть. Однако, похоже в этой, самой большой битве, он снова проигрывал.

Всё это обдумывал Доктор Игл, когда сидел у окна и принимал сообщения.

— А что же всё-таки произошло? – удивишься ты, мой дорогой читатель!

А произошло то, чего Доктор Игл никак не мог ожидать.

Он уничтожил все источники жизни. Язык, например, был уже давно двоичным; Сердце –нахождение давно признали биологами в голове (впрочем как и все остальные органы), остальные части тела, впрочем как и само тело, считалось рудиментами. Океан – да, да, тот самый древний источник жизни, был расфасован на «котлованы солёной воды», сотниэтажные конструкции которых использовались для закатывания и консервирования всего остального. Ведь легче всего убить жизнь, законсервировав её. Люди давно питались только консервами, закатанными много тысяч лет назад в океанскую воду. Загадки океана тоже уже давно стали отгадками. Все драгоценности давно посчитаны и использованы в строительстве наряду с обычными, все корабли давно сожжены. Эмоции давно перестали существовать, и эмоциональный фон всегда равняется нулю. Что подтверждают датчики, которыми усыпано всё пространство планеты. Земля ежегодно протравливается хлором, чтобы на ней ни в коем случае ничего не выросло. А размножение жителей Планеты З происходит исключительно на уровне химической лаборатории, где Жизнь в принципе не может быть. Всё уже давно осовременено, усовершенствовано и автоматизировано.

И вот уже несколько десятилетий назад Доктор Игл расслабился, будучи уверенным, что Жизни больше негде просочиться.

Но всё-таки она опять его переиграла!

И теперь он даже не стоял у окна, а сидел, как будто преклоняясь перед её выигрышем. Он не мог больше с ней бороться. У него больше не было веры в то, что он сможет её переиграть.

Сегодня утром Доктор Игл понял, что никто не сможет противостоять жизни. Даже он.

Утром спецслужбы сообщили Доктору Игл, что маленькие детёныши жителей планеты З, играя в песочнице, нашли странный предмет. Предмет был из странного материала, не похожего ни на пластик, ни на металл. Дети сразу понесли его в домовую хижину, и поставили его зачем-то в тарелку с маринадом.

Доктор Игл и раньше боялся, что память передаётся генетически, но теперь он понял, что передаётся не только память, но и чувства.

Когда дети, руководствуясь непонятным порывом, установили странный предмет в тарелку с маринадом, на него случайно упали бумажные занавески. Причём упали так, что зацепились за верхушку странного предмета и за его низ.

В итоге вся конструкция была похожа на что-то такое, отчего родители детей, вечером пришедшие домой, заплакали. Заплакали первый раз за последние тысячу лет среди всех жителей планеты З.

Дети же просто стояли и смотрели на то, что принесли.

Повинуясь какому-то непонятному порыву, родители позвали своих коллег по работе – соседей. И через час уже весь квартал говорил о том, что происходит что-то удивительное где-то ниже головы, когда смотришь на эту странную штуку. Чтобы показать друг другу, что они ощутили – люди стали соприкасаться друг с другом рудиментами – руками. И внезапно один сосед у другого услышал в рудименте-теле стук. Сначала у людей началась паника. Потом они обнаружили, что стук есть у каждого. И если начать думать в такт этому стуку (а они умели только думать), то начинается какое-то странное опиумное состояние, похожее на … на… неизвестно на что, но на что-то необычайное. Назвали это ощущение словом «ух», а чтобы проще было пересказывать, оно превратилось в слово «дух».

Когда в 11 часов утра сработали датчики эмоционального фона на главном здании Управления, уже несколько городов были охвачены «духом».

Спецслужбы прислали Доктору Игл изображение этого странного предмета, послужившего спусковым крючком для эмоциональной памяти всей цивилизации. И он узнал в нём белый корабль. Точнее парусник, т.к. бумажная занавеска заняла роль паруса, как будто специально.

Вся эта несложная игрушка была копией парусников времён далёких, ещё шесть-семь тысяч лет назад. И было очевидно, что нет никаких случайностей. Жизнь снова перехитрила его.

В первую минуту он ещё засомневался, надеясь убедить людей, что это просто некая инфекционная болезнь, и посадить потерпевшие города на карантин. Но уже через десять минут, датчики стали срабатывать по всем уголкам планеты. Сработал закон сто первой обезьяны. Мозговое поле людства передавало новую информацию с удивительной скоростью. Ещё через час уже вся планета говорила про «Дух», про «стук» и про слёзы. Кто-то передовой уже придумал Любовь, и Тело внезапно перестало для всех быть рудиментом, а стало источником новых знаний – эманаций. Через несколько лет их назовут эмоциями. Доктор Игл знал это. Как и то, что это была безумная идея – переиграть Жизнь.

Он почесал свой купированный хвост, вздохнул и объявил срочную трансляцию.

И сегодня ему предстоит перестать плыть против Жизни. Сегодня он объявит всем про свои новые изобретения – цвет, алфавит, язык, календарь, облака, небо, деревья, земля, воздух, огонь, океан, белый корабль и прочие вещи, вместе с которыми он вернёт людям Жизнь. А вместе с нею и много других опасных вещей, от которых он хотел избавиться – болезни, голод, мор, войны и смерть.

Придётся придумать другой способ сделать людей счастливыми, — грустно думал Доктор Игл, — не отнимая у них право быть Живыми. Жизнь оказалась важнее бессмертия.

 

Эпилог

Спустя всего несколько лет, по распоряжению Доктора Игл были созданы удивительные агрегаты, называемые Кораблями. Вопреки привычным быстроходным устройствам, передвигающимся быстрее скорости света, Корабли плавают довольно медленно. Тем не менее, их популярность растет с каждым днём. Поговаривают, что именно на Корабле человек лучше всего может ощутить близость к своему Духу, или душе. В их обустройстве принято использовать не современные, а наоборот ретро-материалы. На одном из таких Кораблей Доктор Игл обустроил огромную лабораторию-музей. В котором рассказал всё, что он знает о цивилизации и эволюции. Он говорит, что знание прошлого опыта поможет однажды кому-то другому, не идя против Жизни, создать гармоничное общество. Отныне Доктор Игл перестал гоняться за современностью, а стал уважать и прошлое, и будущее, признавая особенную важность настоящего.

Comments are closed.