я лучше знаю что тебе надо

Окт - 06 2015 | By

Сегодня хочу написать о такой больной теме, которая сплошь и рядом всплывает. Называется она: «Что делать, если я знаю лучше, что делать моему близкому, но он (она) меня не слышит?»
Начнём с простого.

1. Я лучше знаю, что нужно моему мужу (жене).

img9Помню, как несколько лет назад я пришла на тренинг по холотропу, и там женщина приволокла своего мужа, практически на аркане, с криками «тебе это необходимо». Муж пришёл просто потому, что другого выхода ему не оставили. Оказалось, что дело в том, что он любит выпить. И жена решила его вылечить независимо от его желания, она же лучше знает, что ему нужно. Причём обоим участникам пары было уже за 50. Никакие уговоры ведущих о том, что ей нужно «продышивать» себя и вопрос «почему я притягиваю мужчин, которые пьют», её не убедили. Она ни в какую не хотела воспринимать идею о том, что проблема в ней. То, что проблема в нём – было для неё очевидно и неоспоримо.

И тут мы приходим к очень разным и глубоким темам, они все переплетены в один клубок.

Первая тема: тема гордыни.

Я знаю лучше, то есть я выше, а он ниже, я умная, а он дурак, я знаю, а он нет.

Вторая тема: тема ожиданий.

Я представляла себе, что ты «вот такой», а ты оказался другим. И с другим я жить не могу. Ты должен стать «Таким», каким я тебя себе напредставляла.

Третья тема, но она ответвляется от гордыни: контроль.

Я держу всё в своих руках. Ни у кого нет права на своё, отличное от моего, мнения, поведения и т.п. Все должны меня слушаться! Потому что я лучше!

Почему я написала, что ситуация, с мужем или женой, это «простой случай»? Потому что можно сбежать – развестись, например. Когда ещё можно сбежать? Почти когда угодно. Родители живут «не так» — уехать далеко, завести свою семью и не общаться с родителями, или общаться по минимуму. И ты не видишь, как они «Не так живут», и вроде б сбежала. Вот пока можно разорвать отношения и не общаться, даже с родителями, то мы просто закрываемся от этого клубка и от проблемы «Я знаю, как лучше, а он не хочет».

Но есть и сложный случай. Он называется «Отпускание».

  1. Я не готова тебя отпустить, а ты хочешь уйти.

    И тут начинаются самые lyubovбольные депрессии. Начиная с ситуаций «он меня бросил, ушёл из семьи и т.п.», причём это может быть как муж, так и отец, или няня, или друг. И заканчивая самыми больными ситуациями – смертью близких, или нерождёнными детьми.

В таких случаях мы всегда ощущаем себя одинокими и виноватыми. Также, как маленькие дети всё принимают на свой счёт. Мама ко мне сейчас не подошла, значит, она меня не любит. Возникает ощущение, что любое действие которое человек сделал без моего благословение, сделано «назло». А значит мы виноваты. Ребёнок всегда думает, что он виноват в том, что мама его не любит. Потом мы вырастаем и все узнаем эту фразу «дело не в тебе», но продолжаем искать, «где же я провинился, где же всё пошло не так». Когда умирают близкие, мы всегда себя виним. Ну не знаю я человека, который бы сказал «я любил 267055его настолько, насколько умел, я ни в чём перед ним виноват, и умер он потому, что у его души свои планы, а вовсе не из-за меня». Всегда есть что-то, что человек находит из серии «а я мог бы…, но не сделал». Забудьте это наклонение «бы». Если ты не сделал – значит, не мог! Потому что если бы мог – то сделал бы! Жизнь – это не шарф, который можно распустить и перевязать. Вот как вы умели вязать – так и вязали. Да, с ошибками, да иногда пропуская петли, иногда запутывая нитки, да, иногда коряво – но на тот момент это было высшей точкой вашего мастерства. Вы просто не могли этого сделать иначе! Мы всегда делаем максимум того, что можем! Просто запишите это себе, повесьте на холодильник «Я всегда делаю максимум того, что могу» и оставьте свои сомнения «а вдруг я могла, но не сделала».

Вторая проблема – мы думаем, что можем изменить другого.

Хотя и себя самого изменить то ох как трудно. Но если у вас есть порыв «ИЗМЕНИТЬ!!!» — то приложите этот порыв, эту силу к плоскости себя. Например, близкому человеку поставили страшный диагноз. Уж я-то знаю, как быть, нужно сделать то, сделать это, сделать вот это. Но может быть потому и дан урок со страшным диагнозом не тебе, а твоему 63966-c415a-20950016-m750x740-u557e4близкому. Потому что ты-то справишься, ты знаешь, как. А для него – это катастрофа, это тупик, это точка переосмысления всего бытия. Это то, что ему очень тяжело, в тысячу раз тяжелее, чем тебе. Вот отсюда взялась фраза «болей за меня». Но болеть за другого нельзя. Не имеешь права. Просто ты можешь решать задачки за своего брата по математике, в которой он не понимает. Но он от этого не станет знать математику. Ты можешь ему помочь и не решать, а объяснять, как они решаются, но только если он просит. Я в школьном возрасте пыталась своих подруг приобщить к математике, т.к. искренне не понимала, почему им непонятны простые вещи. Я им долго рассказывала и объясняла, как и что решать. Они культурно меня слушали. А потом признались, что им это не интересно, они меня на самом деле не слушают, а втихоря играют в крестики-нолики, когда я отворачиваюсь. Так что нет просьбы — бесполезно объяснять.

Но пока мы хотим решить за человека его задачу, мы искусно избегаем своих задач, которые трудны нам также, как близкому его задачи. Задача – принять тот факт, что другой человек может поступать или не поступать так, как ему вздумается.

Травмы внутри нас

И тут мы сталкиваемся с несколькими травмами внутри себя, которые требуют нашей работы:

  1. Потеря (ожидаемого поведения, ожидаемого будущего, мы рассчитывали на что-тоsddefault и т.п.) Мы об этом говорили в прошлой статье о женских потерях.
  2. Ощущение «Жертвы» : я ничего не могу изменить, бессилие, «я не Бог», потеря контроля.
  3. Родовая субординация. У каждого своё место. «Я маленькая, а родители большие». Родители не должны меня слушаться, потому что они большие, они мне не дети. Они вольны жить так, как хотят и делать, что хотят. Я тоже не должна слушаться родителей, потому что я уже выросла, и у меня уже свои дети (есть или будут). Им я должна ( и то пока они маленькие). А родителям — нет. Муж – мне не сын. Он не должен меня слушаться. Он не должен мне подчиняться. Он – взрослый и имеет право принимать решения самостоятельно. Я тоже взрослая. Наши отношения – отношения двух взрослых людей. Каждый является земным воплощением большой бессмертной души. И у души каждого из нас есть свои веские причины на те или иные обстоятельства и поведения.

Если мне не понятно или не нравится поведение другого – это не значит, что в нём есть проблема. Это значит, что мне нужно поработать со своим «восприятием». Допустить мысль, что для него это может оказаться хорошо, хотя мне это и не понятно.

Я не готова

 25056690Одна моя подруга, когда её маме поставили страшный диагноз, сказала «я не готова остаться без мамы». Вот с чем нужно работать. Не пытаться вернуть человека к жизни, а работать со своей потребностью в этом человеке. Это может очень жестоко звучать. Но поверьте, когда вы начинаете работать с собой – со своей неготовностью, только честно, ради себя, а не ради корыстной цели заставить его выздороветь, мир меняется, реальность меняется и человек действительно может выздороветь. Потому что вы приняли, или хотя бы немного сдвинулись в сторону приятия его любого выбора. Иногда нужно просто сесть и представить, что готова ты или нет, а человек уйдёт тогда, когда его душа сочтёт нужным, и тебя не спросит. И тогда будет тяжело. Продышать это «тяжело», продышать и увидеть, что жизнь будет длиться дальше. Даже без этого человека. Что горе отгорюется, боль уляжется и жизнь будет продолжаться. Ты не имеешь права держать здесь других. И когда ты вдруг хотя бы на минуточку допустишь, что у твоего близкого есть такое право – однажды уйти из этого мира. И ты рано или поздно переживёшь эту потерю и будешь жить дальше. И в этот момент, если на то есть разрешение души, тот близкий начинает выздоравливать. Если же это более серьёзный случай, когда душа уже всё решила, то пережить такую потерю будет легче. С пониманием величия и своевременности происходящего, а не с чувством вины и с паникой бессилия.

Но это мы о тяжелом поговорили. А если вернуться к бытовым трудностям.

бытовые трудности

Если мужчина пьёт, курит, работает не там, или вообще не работает, ест не то 63075426(нездоровую пищу), ругается матом и т.п. Возьмите любое поведение, которое вы искренне и давно пытаетесь изменить. Сюда же эти вездесущие, в каждом сериале обсасываемые «Носки по всей квартире», не закрытый стульчак, и т.п. и т.д. И теперь представьте, что он был такой всегда и будет такой всегда. Вообще нет никакой возможности это вылечить. Представили? А теперь постарайтесь представить вашу жизнь, если вы знаете, что «эта привычка», или «это поведение» не лечится! И никогда не излечится. Тогда вы не будете ходить и ныть «ну изменись же, изменись». Вы начнёте постепенно понимать, что это так. И, исходя из этого, будете строить эту жизнь. И будете по капельке принимать. Или искать способы принять.

Мой папа был инвалидом. Самое сложно для меня – это принять слабость мужчины. 612424__imagine_pПочему мне это труднее всего? Потому что того, кто пьёт или бьёт – можно выгнать вообще без вопросов, и ещё и чувствовать гордость за себя. Справедливое дело сделала! А вот больного не выгонишь. Не по совести. Родных в беде не бросают. Вроде бы болеет-то он не специально. Хотя мы-то с вами знаем, что ничего не бывает «случайно». Вот и живёшь в попытках разрешить мужчине быть больным и слабым. Сказать, что это трудно – это ничего не сказать. И у меня это получается с переменным успехом. Но иногда настолько привыкаю к тому, что я сильная, жёсткая, могучая, что в этот момент он – раз, и проявляет свою силу. Вдруг – раз, и сумку заберёт, хотя он не в каждый день может это делать. Я знаю наверняка, что когда я приму без «Претензий на заднем плане мыслей»,8ebd07159012t что он реально имеет право быть слабым и больным, он им быть перестанет. Это такой очень мощный урок. Лулле Виилма описывала свой подобный опыт. Её муж больше 20 лет не разговаривал с ней дома. Приходил с работы и всегда молчал. И в какой-то момент это для неё стало настолько естественным, что она очень изумилась, когда он взял и заговорил. Так что принять право другого быть «не таким, как мы хотим» — это очень трудно. Но раз нам даются такие уроки, значит они нам по силам!

Comments are closed.